Медиа-центр  >>  Новости  >>  Сергей Устюгов: Хочется показывать всему миру, что мы, русские – "чистые" и очень сильные

Сергей Устюгов: Хочется показывать всему миру, что мы, русские – "чистые" и очень сильные

Победитель "Тур де Ски-2017", двукратный чемпион мира по лыжным гонкам Сергей Устюгов рассказал о своём отношении к отстранению товарищей по сборной и предстоящему участию в Олимпийских играх под нейтральным флагом.

– Ваш тренер Егор Сорин вскоре после 5 декабря говорил, что вы не знаете, поедете ли под олимпийским флагом в Пхенчхан. Это так?

– Это правда. И я до сих пор не знаю. Я не знаю, что будет завтра. Пока просто тренируюсь и выступаю. Об Олимпийских играх сейчас не думаю вообще. Поговорим об этом после сезона, я выскажу свое мнение по поводу всего происходящего. Сейчас делиться не готов.

– Какова была ваша реакция на недавнее решение МОК, согласно которому наших ребят пожизненно дисквалифицировали и аннулировали их результаты в Сочи?

– Я как раз был дома. Мы только приехали со сбора. Очень хорошо там потренировались, сделали отличную работу, все были прекрасно готовы. Помню, там была тяжелая тренировка – кросс в гору, и Александр Легков убежал от нас очень далеко. Он такую форму набрал! Уезжали с хорошим настроением и ожиданием позитивных новостей.

Но в гостях у брата меня застал звонок вашего коллеги. Он рассказал о новостях и спросил, готов ли я что-то прокомментировать. Я поднялся на второй этаж, встал перед окном – и просто окаменел. Начал звонить ребятам, чтобы понять, что вообще происходит. Женька Белов все рассказал. Скажу честно, после этого всю неделю у меня не было желания хоть что-то делать.

Я каждый день выходил на лыжную базу – и… всякий раз сворачивал к бабушке, к дедушке, к родственникам. Просто не мог тренироваться. Пребывал в шоке оттого, насколько хрупка и незащищена жизнь спортсмена. Обычный человек ничего не решает. Еще за день до вылета на сбор в Еллеваре я сомневался, стоит ли вообще туда ехать. Сильно надломила вся эту ситуация. Созвонился с Женькой, с Серегой Турышевым. Они прекрасно знали мое настроение. Написали, что выезжают в 6 утра, но не знают, поеду ли я с ними. Решился в последний момент. Но на сборе вошел в тренировочный ритм и понял, что сделал правильный выбор, решив продолжать тренировки.

– Мне кажется, из всех ребят тяжелее всего переживает происходящее Легков. Пытались его как-то взбодрить?

– Буквально несколько дней назад написал ему сообщение, он ответил, но, когда я набрал его, Саня был в лифте. В итоге так и не созвонились, только обменялись эсэмэс. Спросил у него: "Саня, ты как, отошел немного"? Написал, что его еще "держит". Впереди суды, и я очень надеюсь, что все у них будет хорошо. Жду этого решения. Кстати, я считаю, что сложнее всех Евгению Белову. Алексей Петухов, Макс Вылегжанин, Саня Легков – все они люди с регалиями. Они сделали себе имя, у них уже семьи и дети, возраст. А Женьке – только 27 лет.

– И, насколько я понимаю, он был в прекрасной форме.

– Да, так и есть. Ребята вообще подошли к началу сезона очень серьезно. Мы готовились все лето вместе, я видел, что они делали. И могу сказать, что они были бы лидерами в этом году. Это факт. Но сложилось все вот так. Очень жаль, что комиссия МОК приняла такое решение. А международная федерация сначала подарила надежду – все мы очень обрадовались – но уже к следующему этапу забрала ее.

– Вам бывает страшно, что в один из дней Григорий Родченков может проснуться и сказать: "О, ребята, я тут чего вспомнил – я же и Устюгову пробу менял"?

– Мне не страшно. Уверен за себя. Уверен за ребят. Знаю, как они шли к этим медалям. А то, что теперь появляются все новые и новые имена – для меня не такой уж сюрприз. Стоит посмотреть интервью Родченкова и становится понятно, что это за человек. Мне стыдно, что он родился в России. Потому что он совсем неадекватен.

– Знаю, что изо всей этой истории вы потеряли в весе. Насколько сейчас стабилизировалось ваше состояние и настроение?

– Думаю, сейчас многие спортсмены тренируются на автомате. Мы – люди спорта. Жили им. Другому мы не научены. И когда твоих друзей лишают мечты, задумываешься, что и твоя спортивная жизнь может внезапно оборваться, а ты ничего не сможешь сделать. Все это уже почувствовали.

– И иностранцы?

– В лыжных гонках зарубежные ребята относятся к нам позитивно. Есть и негатив, но его мало – он идет только со стороны канадцев да американцев. А вот финны и норвежцы все понимают.

– Вам хочется выписать респект Мартину Сундбю за его адекватные комментарии?

– Мартин – не только хороший лыжник, он оказался еще и отличным человеком. Сказали бы мне года два назад, что случится такая ситуация, а нас будет поддерживать Мартин Йонсруд Сундбю – никогда бы не поверил. А теперь он и другие ребята здороваются с нами и как могут выражают поддержку.

– Правильно понимаю, что на всех предстоящих гонках, включая олимпийские, вы будете выходить с мыслями о ваших товарищах, которых сейчас обвиняют в допинговом сговоре в Сочи?

– Пока рано говорить об этом. Я не знаю, что будет завтра. На каждой тренировке работаю с мыслями, что ребят, которые ни в чем не виноваты, отстранили. Когда вся эта ситуация началась, даже моя мама сказала: "Как жаль, что все это происходит именно сейчас".

Но от нас тут ничего не зависит. Это сильно разочаровывает. Мне 25 лет, большую часть жизни я занимаюсь лыжными гонками и, если меня коснется та же ситуация, мне не поздно еще чему-то научиться. Хотя думать об этом не хочется. Хочется просто заниматься своим любимым делом – бегать на лыжах. И показывать всему миру, что мы, русские – "чистые" и очень сильные.